Вишневое ожерелье

 

Творчество наших читателей. Вишневое ожерелье. Рассказ.

 

Вишневое ожерелье мне подарила бабушка на свадьбу. Большие и круглые жемчужины были насыщенного цвета дикой вишни …

 

 

vishnevoe-ozherele
vishnevoe-ozherele

Я стояла у окна в свадебном платье, рассматривала бабушкин подарок, прикладывала его к шее и улыбалась сама себе. Оно мне к лицу. Даже очень. Но к свадебному наряду ожерелье вовсе не шло. Поэтому я его сняла и положила в шкатулку с украшениями.
— Ангелина, ты зачем сняла ожерелье? — спросила меня бабушка, которая в минуту появилась у меня за спиной.
— Да, оно не подходит к свадебному платью!
— Оно-то не к лицу, но это ожерелье — наша семейная реликвия. Ты знаешь, что мне его передала наша прабабушка Варя, а ей — ее бабушка? Таких бус, как у тебя, ни у кого нет. Тебе все будут завидовать. Одень его, послушай старую и обученную жизнью бабу.
— Да, я планировала под платье надеть вот эту золотую цепочку! — объяснила я, прижав к шее драгоценность, которую мне подарил любимый.
Моя бабушка нахмурилась. Ее брови сошлись в дуге, от серьезности морщины сделались грубыми. Я не любила, когда бабушка делала такое лицо. Она у меня на самом деле мягкая, теплая и добрая.
— Тогда, Ангелина, послушай, вот что я тебе скажу!
Я сразу поняла, что сейчас пойдут весомые аргументы. Так и было.
История ожерелья начинается с моей прапрабабушки Ксении. Была она красивой девушкой, за которой бегали все ребята из округи, даже барские сыновья заглядывались. Но им нельзя было быть вместе. Они — барского рода, а Ксения была у них домработницей. Но разве сердцу прикажешь?
Когда барский сын Климент заходил на кухню, он тонул в ее чарах. Ксении парень тоже нравился. Чтобы не выдать себя, она прятала глаза — боялась хоть на минутку встретиться с ним взглядом. И все же встретилась.
Начали тайно от всех встречаться на берегу реки. Сидели, как два голубка, под ивой, общались и искренне верили в свои чувства. И когда Климент сказал родителям о своем выборе, те категорически отрицали. И тогда парень отказался от состояния, ушел из дома и тайно женился на Ксении.
На свадьбу он подарил любимой вишневое ожерелье, которое перед церемонией сам одел ей на шею. После того Ксения его никогда не снимала. Жили они трудно, но муж ни разу не обратился к родителям за помощью. И только когда жена родила дочь Злату, сердца его родителей растаяло. Они извинились перед детьми.
Когда мама надела Злате на шею ожерелье, то приказала беречь его и передавать своей дочери, как ценный клад, который держит любимых вместе. Злата так и сделала, она ни разу не ссорилась с мужем, оба жили в мире и любви.
— Так ожерелье переходило от женщины к женщине нашего рода. Поэтому и ты его должен одеть, — сердито подытожила бабушка, но я не подчинялась.
Я не хотела портить дизайн моего хорошего кремового платья. Хорошо, что в комнату зашли подруги, которые начали говорить моей бабушки, как мне подходят и платье, и золотая цепочка на шее.
— Да, после свадьбы надену его! — поцеловала я бабушку в щечку, благодаря за подарок, и побежала к гостям. Вскоре должен был прийти любимый.
Через мгновение мы стояли в ЗАГСе и давали обеты любить друг друга всю жизнь, не предавать чувства, рожать детей и ценить друг друга. Все, как в сказке. По традиции мы запустили в небо голубей, как символ согласия и мира. Я была счастлива, ведь рядом мой любимый, за которого я готова была отдать жизнь, как и он за меня.
Прошло полгода. Саша не спешил искать работу. Я училась на пятом курсе. Мы фактически жили на деньги, которые нам давали его родители.
— Да, ты знаешь, не все у нас гладко, — жаловалась я бабушки, когда приезжала к ней в деревню.
— Все наладится, дочка, — успокаивала меня бабушка, которая для меня была еще и мамой.
В тот вечер мы долго разговаривали с ней, смотрели фотографии. И я снова увидела знакомое ожерелье на черно-белых фото.
— Да, а ты когда перестала носить ожерелье? — спросила я, ведь не помнила, когда бабушка его одевала.
— Дед умер, вот я и сняла его. Положила в шкатулку, а ее спрятала, чтобы ты, как малой была, не разорвала, — вспомнила бабушка.
— Да, а я так его до сих пор не надевала. Даже забыла его, то учеба, то домашние хлопоты.
— Всего, значит, свое время.
После выходных я возвращалась в город. Мы жили в новой однокомнатной квартире, которую родители мужа купили ему еще до свадьбы. Квартира была в красивом монолитном доме, в новом районе нашего города. Хоть и однокомнатная, но большая и просторная. С широким , застекленным балконом, с витражными окнами.
Муж сидел у компьютера, в квартире было не убрано, в холодильнике пусто.
— Ангелина, ну почему ты так долго там сидела? Твой муж голодный, в квартире как на свалке! — начал возмущаться мой благоверный.
— Саша, а ты не думал сам все убрать? Когда я ехала, в квартире было чисто! Почему бутылки из-под пива на нашей кровати? Ты не мог после себя посуду помыть? И есть мог приготовить сам! Ты дома уже сидишь полгода, а на мне учеба, домашняя уборка, готовка, стирка! — я не могла остановиться, пыталась все за один раз сказать, но вместо извинения от Саши получила пощечину.
Меня еще никогда так не унижал, а тем более человек, которого я любила. Я не хотела ему ничего говорить, только молча развернулась и ушла ночевать к подруге.
Саша мне так и не позвонил, чтобы извиниться. А утром, когда вернулась домой, услышала:
— Я твой муж! Делаю с тобой все, что захочу! Борща свари мне, а то вчера голодный просидел, пока ты гуляла непонятно с кем.
Я, плача, чистила овощи на борщ, отгоняла грустные мысли. Я теперь боялась своего мужа. К Саше постоянно приходили его друзья, они пили пиво и играли на компьютере. Я начинала понимать, что жизнь с Сашей меня просто морально убивает.
— Ты знаешь, Саша, нам надо расстаться, — наконец решила я.
— Ты кого-то себе нашла? — закричал он.
— Нет. Я перестала тебя любить. Я не могу жить в страхе. Не о такой жизни я мечтала.
— Да я тебя, деревенщину, взял к себе в квартиру, а ты теперь будешь мне рассказывать?
— Саша, я думала, что ты меня любишь, но я здесь как домработница! Ты издеваешься надо мной, сколько еще это все будет продолжаться? — я расплакалась, после чего он меня снова ударил.
На следующий день я пошла просить комнату в университетском общежитии. К счастью, выделили. Подселили меня к первокурснице.
Стала раскладывать свои вещи на новом месте. Попалась шкатулка с украшениями. Вишневое ожерелье … Вспомнила, как бабушка рассказывала семейные истории. Я смотрела на эти большие вишни, нанизанные на нити, а затем надела на шею.
На следующий день, как и говорила, я подала заявление на развод. Человек не появлялся на судебные заседания, поэтому нас развели без него. Мне было мало времени думать о том, как он там без меня, ведь у меня была сессия, и я должна была ее сдать. Остался последний экзамен.
Он смотрел не на меня, а на мое вишневое ожерелье. Когда я завершила свой доклад за трибуной, Вадим Леонидович оторвал от него взгляд и сказал, что я хорошо подготовилась.
Сессию я сдала на отлично, поэтому теперь собиралась в деревню. Надо было навестить бабушку и рассказать о разводе с Сашей. С этой мыслью я собрала в общежитии некоторые вещи в сумку и направилась на остановку, чтобы поймать маршрутку и ехать на автостанцию.
— Ангелина, — крикнул мне наш преподаватель, когда я стояла на остановке.
— Да, Вадим Леонидович! — улыбнулась я, когда он выглянул из своего автомобиля.
— А вам куда? — поинтересовался!
— К бабушке в деревню еду! — призналась.
— Очевидно, вы на автостанцию?
— Очевидно.
— Тогда садитесь, я вас подвезу!
Я, поблагодарив, села к нему в машину.
— Вы молодец! Сегодня на экзамене были лучшей. Где будете работать, уже решили? — поинтересовался он.
— Пока что нет.
— Тогда предлагаю идти ко мне в юридическую фирму. Она наша семейная. Там работаю я, моя сестра и отец.
— Я подумаю над вашим приглашением. Спасибо.
Я смотрела на нашего преподавателя, слушала его внимательно, у нас было много общих тем. Он у нас в университете начал преподавать недавно, и мы с ним редко виделись на лекциях.
— Ну вот, мы приехали. Надеюсь, как вернетесь от бабушки, уже решите! — искренне улыбался мне наш молодой преподаватель, глядя мне то в глаза, то глядя на моё украшение. — У вас красивое ожерелье … Такое вишневое …
— Спасибо, Вадим Леонидович! — улыбнулась я в ответ.
— И давайте на ты, у нас-то разница в возрасте несколько лет, — предложил преподаватель.
— Бабушка, ты знаешь, хотела тебе сказать … — начала я.
— Ничего не говори, дочка. Он тебя не стоит! — опередила мои мысли бабушка.
— Как ты догадалась?
— Ангелина, я тебя предупреждала. А ожерелье тебе очень идет. У тебя даже улыбка от него стала ярче.
— Да, ну не выдумывай, — улыбалась я, а сама вспомнила очарованный взгляд Вадима Леонидовича, когда он смотрел на вишневое ожерелье.
— Ты знаешь, дочка, в тебя влюбился другой человек! — сказала бабушка.
— Да, ну откуда ты все знаешь? — продолжала я, как маленькая девочка.
— Придет время, узнаешь, — говорила мне бабушка, наливая моего любимого чая из мелиссы.
В селе пахло жизнью. Здесь выстраивались мечты. Я уже видела себя на работе, уверенно выискивая в законах необходимые статьи, чтобы помочь клиентам.
— Ангелина, необходимо твоя помощь! Через несколько дней судебное заседание, а дело очень трудное. Может, поможешь нам с ним разобраться? Ты когда приедешь от бабушки? — уверенно интересовался преподаватель, позвонив мне через несколько дней после экзамена.
— Вадим Леонидович, именно сегодня собираюсь ехать, но автобус только вечером, на тот, что раньше бвыл, я опоздала, — искренне объясняла я.
— диктует адрес, я сейчас приеду!
За час Вадим Леонидович был в деревне.

— Ты знаешь, Ангелина, я так счастлив, что ты согласилась с нами работать. Я давно искал такую, как ты, — как-то сказал мне Вадим Леонидович, осторожно коснувшись моей шеи и бабушкиного ожерелья …

Виктория Семененко. 2019г.

 

 

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *